Вернуться на главную ·  Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Поиск · RSS · Подписки 
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Форум: психиатрия » Теория психиатрии » Некоторые структурно-функциональные особенности психики Homo (и их влияние на патогенез schizophrenia simplex)
Некоторые структурно-функциональные особенности психики Homo
DocDalgatovДата: Вторник, 21 Января 14, 13:59:52 | Сообщение # 1
Администратор
Группа: Администратор
Сообщений: 465
Репутация: 4
Статус: Не в сети
Моя статья в журнале "Познавательный" - http://познавательный.рф/all....ex.html , Эл № ФС77-46256 | ISSN 2226-1028

Некоторые структурно-функциональные особенности психики Homo sapiens и их влияние на патогенез
                                                                          
schizophrenia simplex

Часть I. Первичнобытующее дорефлексивное Эго или Da-sein Мартина Хайдеггера

Этот опыт анализа, возможно, послужит определённым пояснением к структурно-функциональной организации психики человека и её влиянию на патогенез шизофрении. Взгляды основоположника отечественной нейропсихологии профессора А. Р. Лурия служили одним из методологических оснований: «Именно клинические наблюдения, как накопление фактов изменения поведения человека, служат, по мнению А. Р. Лурия (1970), ведущим источником знаний о функциональной организации головного мозга, давая возможность воспринимать своего рода «эксперименты, созданные природой» («Психиатрия. Национальное руководство.», 2009, стр. 28).
Как известно, структурой головного мозга, осуществлявшей высшие ассоциативные функции с определённого момента эволюции и до появления млекопитающих, было четверохолмие среднего мозга - corpora quadrigemina (у рыб, амфибий и части рептилий - corpora bigemina). Подробный анализ особенностей функционирования среднего мозга (mesencephalon) даётся в работе известного исследователя Бьёрна Меркера (Bjorn Merker, PhD, an independent interdisciplinary scholar) «Сознание без неокортекса: вызов нейронаукам и медицине» («Consciousness without a cerebral cortex: A challenge for neuroscience and medicine», Behavioral and Brain Sciences/Volume 30/Issue 01/February 2007, pp 63-81, перевод мой,  Д. Г.). Он использует понятие «ego-center» применительно к этому анатомическому образованию. «Определение эго-центр является сенсомоторным конструктом не связанным с концепцией самосознания» («The designation ego-center is a sensorimotor construct unrelated to the concept of self-consciousness», Bjorn Merker, 2007). Это важное утверждение, а именно, указание на разность понятий «эго-центр» и самосознание.
Профессор Савельев С. В., нейроморфолог, так же отмечает роль четверохолмия среднего мозга в поведении у рептилий: «Появление у рептилий совершенного рефлекторного центра принятия решений привело к нескольким важным последствиям» (Савельев С. В., «Происхождение мозга». - М.: 2005).
О значении бугорков четверохолмия Бьёрн Меркер пишет следующее: «Роль бугорков четверохолмия в выборе цели, вероятно, является определяющей (причинной/causal). Это помещает их функционально в положение верховенства нежели подчинения в контроле процессов в этой области» (Bjorn Merker, «Consciousness without a cerebral cortex: A challenge for neuroscience and medicine», 2007, page 68). Бьёрн Меркер особо выделяет область zona incerta, он указывает, что это «ретикулярная формация (расположенная) под таламусом» («reticular formation beneath the thalamus»). Он называет её: «анатомически идеальная центральная часть центрэнцефалической системы в гипотезе Пенфилда и Джаспера» (Bjorn Merker, «Consciousness without a cerebral cortex: A challenge for neuroscience and medicine», 2007, pp 77-78).
Здесь, естественно, необходимо пояснить, что из себя представляет центрэнцефалическая система Пенфилда (Wilder Graves Penfield). Можно с полным основанием указать, что Вайлдер Пенфилд был одним из наиболее значительных специалистов в нейрофизиологии и нейрохирургии, гомункулус Пенфилда изображён в каждом школьном учебнике биологии, как и в литературе для вузов. Центрэнцефалическая теория была в совершенном загоне у советских учёных по разным причинам. Примат неокортикальных структур, в то время как и сейчас, был незыблем, как пишет ученица Е. И. Бойко профессор Ушакова Т. Н. (Институт психологии РАН): «...идеи Павлова были превращены в идеологию, стали искусственно и неорганично насаждаться в психологии и физиологии. Такое насаждение началось с 1950 г., когда прошла печально известная « Павловская сессия», имевшая политическую направленность. Она произвела на людей тяжелое впечатление. Ученые стали остерегаться открыто выражать свои мысли и позиции. Евгений Иванович (Бойко) вспоминал, что во время сессии, когда громили академика Л. А. Орбели, зал подавленно молчал». Далее она пишет: «В те сложные годы держаться под сенью павловского учения было для психологии надежным средством благополучного существования. На этот путь встали многие, чтобы выжить» (Т. Н. Ушакова, 2003). Ещё одно важное замечание профессора Ушаковой: «Направление, которое Е. И. Бойко дал, было для того времени новым, необычным. Оно ориентировалось на объективное, экспериментальное исследование психических явлений. «Бессубстратную психологию» Евгений Иванович не признавал» (Т. Н. Ушакова, 2003). Данная статья развивает, в том числе, и это положение, она к «бессубстратной психологии» подходит так же критично. Вот, что писал профессор Коган А. Б. (его имя носит НИИ нейрокибернетики ЮФУ) ещё в конце 80-х: «Некоторые исследователи рассматривают факты об участии подкорковых структур в процессах высшей нервной деятельности как основание для того, чтобы считать их местом замыкания временных связей. Так возникло представление о «центрэнцефалической системе» как ведущей в поведении человека (У. Пенфилд, Г. Джаспер, 1958)» (Коган А. Б., «Основы физиологии высшей нервной деятельности», 2-е изд., перераб. и доп. - М.: 1988, стр. 31). Профессором Коганом такая роль ретикулярной формации не признавалась. Ниже даётся поясняющий рисунок центрэнцефалической системы Пенфилда (рис. 1).  Интересен следующий факт. Рецензию на книгу, из которой взята вышеуказанная цитата, писал профессор Борис Израилевич Котляр, выдающийся исследователь, открывший явление обязательного присутствия в ассоциативном процессе любой сложности особого механизма, обозначенного им как тоническая составляющая ассоциативного процесса (тонический механизм временной связи).
«Дальнейший детальный анализ тонической активности нейронов мозга при формировании и реализации условных рефлексов позволил составить представление о вовлечение тонической активности в ассоциативный процесс и её особенностях при различных видах сигнальной деятельности, а также обосновать выделение тонического механизма временной связи и показать его функциональную роль (Котляр, Тимофеева, 1979, Котляр, Тимофеева, Семикопная, 1981, Котляр и др., 1982, Котляр, Тимофеева, 1983)» (Б. И. Котляр, «Пластичность нервной системы», М., 1986, стр. 67). Необходимо подчеркнуть следующее. Без тонической составляющей ассоциативного процесса нет самого ассоциативного процесса. Профессор Котляр пишет: «Итак, тонический механизм условного рефлекса проявляется в изменении тонической активности нейронов различных областей мозга при разнообразной сигнальной деятельности. Ассоциативные изменения тонической активности нейронов предшествуют развитию других условнорефлекторных проявлений и являются необходимым условием формирования любой временной связи. Условный рефлекс осуществляется только при достижении специфического для его реализации уровня тонической активности нейронов, и различные виды ассоциативной деятельности протекают при разных уровнях тонической активности нейронов кортикальных образований» (там же, стр. 77). Он далее указывает следующее: «За последние годы появились достаточно веские основания для выделения в ассоциативном процессе любой сложности тонического механизма, определяющего тоническую природу формирования и осуществления временной связи» (там же, стр. 56). Позиция академика Павлова: «Уже первые исследования условных рефлексов привели И. П. Павлова к заключению, что для образования временных связей необходимо деятельное состояние коры больших полушарий и что формирование новых нервных путей есть функция бодрого состояния животного» (там же, стр. 180).
Деятельное состояние коры больших полушарий обеспечивается только одним анатомическим образованием, как писали в те годы, активирующими структурами мозгового ствола или ретикулярной формацией. Профессор Лурия об этом феномене пишет: «Совершенно естественно, что столь сложная функциональная система может протекать только при постоянном бодрственном состоянии коры, абсолютно необходимом для того, чтобы вызванные намерением системы связей сохраняли свое доминирующее значение и чтобы все побочные, не соответствующие «двигательной задаче» связи оттеснялись. Достаточно небольшого снижения уровня активности коры (этот уровень активности имеет отношение к тому, что Блёйлером называлось термином Schaltspannung, «включательное напряжение», снижение которого предположительно вызывает элементарный симптом шизофрении - ассоциативный дефект, см. Блёйлер Э., «Руководство по психиатрии», 1993, стр. 64, добавление моё, Д.Г.), чтобы доминирующая роль этих основных связей становилась нестойкой, чтобы побочные связи, возникающие под влиянием непосредственных воздействий внешних раздражителей или инертных последействий прежнего опыта, уравнивались по своей силе с избирательными связями, вызванными намерением, и чтобы поведение теряло свой направленный и избирательный характер. Все это заставляет предполагать, что лобные доли, не участвующие в выполнении наиболее простых и привычных действий, могут и должны играть решающую роль в сохранении и реализации программ сколько-нибудь сложных форм деятельности, тормозя неадекватные ей побочные действия.
Все это заставляет думать, что при поражении лобных долей мозга, приводящем к сниженному состоянию активности, это четкое выполнение двигательных программ будет существенно страдать, что избирательные, соответствующие поставленной задаче движения и действия перестанут занимать доминирующее место. Поражение лобных долей неизбежно приводит к тому, что неадекватные побочные действия перестанут тормозиться и вся деятельность человека начнёт терять свой избирательный характер» (А. Р. Лурия, «Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга», второе дополненное издание, 1969). Хочу обратить внимание на этот фрагмент: «достаточно небольшого снижения уровня активности коры», что по сути есть снижение уровня тонуса, обеспечиваемого ретикулярной формацией ствола мозга. Академик Орбели об этом же пишет так: «Можно считать вполне установленным, что симпатическая нервная система (а в некоторых случаях и парасимпатическая!) оказывает прямое регулирующее влияние на все возбудимые ткани, в силу чего высшие отделы мозга могут через посредство симпатической системы создавать во всех частях рефлекторного аппарата адаптационные влияния в широком смысле этого слова, то есть известную соответствующую условиям времени предуготовленность рефлекторного аппарата к выполнению его функций» (Л. А. Орбели, 1926)» (Ананин, 1992).
 
DocDalgatovДата: Вторник, 21 Января 14, 14:00:14 | Сообщение # 2
Администратор
Группа: Администратор
Сообщений: 465
Репутация: 4
Статус: Не в сети
Поясню, что центральной структурой симпатической нервной системы (и всей автономной нервной системы) мы можем, в соответствии с позицией В. Ф. Ананина, признать ретикулярную формацию. В. Ф. Ананин пишет следующее: «Почему интегрирующей структурой является именно ретикулярная формация, а ни какая-либо другая, понять не трудно. Дело в том, что из всех структур организма ретикулярная формация единственная, которая отличается только ей присущей специфической функцией интеграции разномодальных афферентных сигналов. Тем более это подтверждается и морфологическими данными в виде широко разветвлённой коллатеральной сети в форме коллатеральных афферентных проводников отходящих от  основных лемнисковых трактов и направляющихся именно в ретикулярную формацию (M. Scheibel, A. Sheibel, 1958)» (В. Ф. Ананин, «Проблемы неврологии ХХ века. Крушение иллюзий и новые открытия», 2013). 
   Что есть субстрат генерирующий тонический механизм ассоциативной деятельности? Ответ однозначен - ретикулярная формация ствола мозга: «...ряд образований мозга обязательно участвуют в условнорефлекторном процессе и выполняют специализированные функции. К их числу относятся структуры, связанные с регуляцией активности мозга, - ретикулярная формация и лимбическая система, а также центры мотивационной системы, на основе которой формируется временная связь» (Б. И. Котляр, «Пластичность нервной системы», 1986, стр. 88). Центры мотивационной системы - это гипоталамус, о его участии речь пойдёт ниже.
   Бьёрн Меркер указывает на позицию Пенфилда: «...Высшие интегративные функции мозга не завершаются на уровне коры больших полушарий, это происходит в верхней части мозгового ствола («an upper brainstem system»), являющейся системой центральной конвергенции поддерживающей ключевой механизм сознания (Пенфилд, 1952)» (Bjorn Merker, «Consciousness without a cerebral cortex: A challenge for neuroscience and medicine», 2007, pp 63-81).
  Итак, мы констатируем следующее: профессор Котляр указывает на обязательное участие ретикулярной формации в ассоциативном процессе. Пенфилд указывает на её участие не только в процессе мышления, но, как мы видим, вообще в процессе «порождения сознания». Как известно: «Психофизиологической основой ассоциации является условный рефлекс» («Краткий психологический словарь», М., 1985, стр. 24). Об участии структур, участвующих в ориентировочной реакции, в формировании временных связей: «В школе И. П. Павлова одновременно с осуществлением обширной программы исследований слюнных условных рефлексов было начато физиологическое изучение особой формы временной связи - ассоциаций между так называемыми индифферентными раздражителями (Панферов, 1926; Зелёный и др., 1928; Шохор, 1929; Подкопаев, 1934; Нарбутович, Подкопаев, 1936). Для формирования этого типа временных связей, в отличие от классических условных рефлексов, образуемых на основе биологически значимой мотивации (пищевой, половой, защитной), оказалось достаточным участия лишь возбуждения, связанного с ориентировочной реакцией» (Б. И. Котляр, 1986). Какие анатомические образования имеют отношение к ориентировочной реакции в первую очередь? Ретикулярная формация ствола мозга. Об участии ретикулярной формации в ориентировочной реакции профессор Котляр пишет следующее: «В экспериментальной ситуации, в которой перед формированием временной связи предварительно не производится угашение ориентировочной реакции на условный сигнал, и в случае ассоциации так называемых индифферентных раздражителей в активности нейронов можно наблюдать перестройки, коррелирующие с развитием и угашением ориентировочной реакции. Начальная фаза реакции, или стадия неспецифической настройки, обеспечивается участием преимущественно ретикулярных образований мозгового ствола... (Соколов, 1958, 1970, Латаш, 1968, Котляр и др,, 1969, 1972, Хананашвили, 1972)» (Котляр, 1986). А так же: «Общепризнано также, что ретикулярная формация мозгового ствола имеет непосредственное отношение к механизмам ориентировочной реакции. Это стало очевидным уже в первых работах по изучению функций активирующей системы мозга (Moruzzi, Magoun, 1949; Starzl et al., 1951; Segundo et al., 1955; и др.). В дальнейшем было установлено, что описанные в литературе многочисленные компоненты ориентировочной реакции, по существу, представляют собой тот же набор реакций, какой можно воспроизвести стимуляцией ретикулярной формации мозгового ствола (см. Росси и Цанкетти, 1960; Мэгун, 1965; и др.)» (Котляр, 1986).
    В связи с вышеуказанным мы можем сделать вывод следующего характера: в установлении временных связей между индифферентными раздражителями принимает участие ретикулярная формация, как субстрат ориентировочного возбуждения. Чем являются, в том числе, эти индифферентные раздражители?
   «Исследование соотношения физиологических и психических показателей мышления, а также восприятия различных индифферентных и значимых сигналов, в том числе осознаваемых и неосознаваемых словесных раздражителей, позволило приступить к изучению физиологических механизмов психических проявлений» (там же). То есть, сам ассоциативный процесс есть проявление активности ретикулярной формации мозгового ствола. Это именно то, о чём указывал Пенфилд. Английская пословица гласит: «Great minds think alike». Хотелось бы обратить внимание, что к индифферентным и значимым сигналам отнесены осознаваемые и не осознаваемые словесные раздражители. Понятия, важнейший элемент мышления, в большей мере представлены словами, как известно. Вот, что пишет профессор Лурия по поводу речи: «...все решительно сознательные психические процессы человека опосредуются через систему речевой сигнализации и протекают при доминирующем влиянии последней...» (Лурия, 1969). Как мы понимаем, внутренняя речь есть важнейший компонент ассоциативного процесса.
   Нас может интересовать следующий вопрос. Каким образом функционирует мозг у Homo sapiens в случае его резкого недоразвития (МКБ-10, Version:2010, F73 - Profound mental retardation). Ведь человек, пусть и с повреждённым мозгом, продолжает существовать (в терминах философии: экзистенцировать или бытовать), например, при идиотии, развившейся в силу тех или иных причин. Bjorn Merker пишет следующее: «...Это означает, что ствол мозга человека включает в себя механизмы, осуществляющие специфически человеческие функции, как было показано уже давно неврологом Gamper на основе своего подробного, кинематографически задокументированного, отчета о девочке с врожденной анэнцефалией («a congenitally anencephalic girl»), переданной на его попечение (Gamper 1926). В ее случае, нет никакой возможности для того, чтобы ее человеческую улыбку можно было бы объяснить влиянием остатков ткани полушарий мозга, так как подробная посмертная гистология показала, что у нее не было нервной ткани выше уровня таламуса, и даже ее таламус не был функциональным» (Bjorn Merker, 2007). Мы понимаем, что при олигофрении, даже резко выраженной, восприятие окружающего сохранено, то есть первичный гнозис сохранён. Первичный гнозис можно обозначить термином cogito, но это особая форма cogito, дорефлексивная, это биологическая перцепция, в отличии от апперцепции Лейбница.
   Рене Декарт писал: «Под именем «cogitatio» я понимаю всё то, что для нас, сознающих притом самих себя, в нас происходит, насколько мы об этом в нас имеем сопутствующее знание. Так что не только познание, воление, воображение, но также ощущение здесь то же самое, что мы именуем cogitare» («Начала философии», I, 9). 
   Оценка позиции Жан-Поля Сартра в этом вопросе: «Возможность «спасти философию» и человека в пространстве современной философской мысли... Сартр связывает с модификацией и развитием в феноменологическом ключе картезианской концепции cogito (как обнаружения сознанием себя самого в любом из своих опытов) и картезианской идеи свободы как «творения ex nihilo». Сартр модифицирует картезианское рефлексивное cogito в свой вариант самосознательного единства опыта человека на основе идеи дорефлексивного cogito как «закона жизни сознания», непременного спутника всех человеческих состояний, решений и актов и как, в конечном счёте, онтологического условия картезианского, рефлексивного cogito» (Т. М. Тузова, «История философии. Энциклопедия», Мн., 2002). 
   Если применить термин Декарта «cogito» широко (с включением ощущений), а так же учесть мнение Сартра об «идее дорефлексивного cogito как «закона жизни сознания», непременного спутника всех человеческих состояний», а значит и состояний при тяжёлых формах олигофрении, мы можем определить следующее. Есть нечто, что существует (экзистенцирует) до,  п р е ж д е. Прежде чего? Прежде рефлексивного cogito. То есть, до рефлексии разума. Это  D a - s e i n  Мартина Хайдеггера (в последних своих работах он писал это слово через дефис). Для Хайдеггера понятия Dasein и понятие субъект различны. Философ Жак Деррида (Jacques Derrida) объясняет это следующими словами: «We can see then that Dasein, though not man, is nevertheless nothing other than man», т. е. «Мы можем видеть тогда, что Dasein, хотя не (есть) человек, является, тем не менее, ничем иным как человеком (есть ничто иное как человек)» (Jacques Derrida, «The Ends of Man, Margins of Philosophy» (Chicago: University of Chicago Press, 1982), p. 127, перевод мой, Д.Г.).
   Весьма точно указано: «Хайдеггер подчеркивает, что не следует смешивать понятие дазайн с субъектом: дазайн объективно существует, — это существо, «вовлечённое в мир» (http://ru.wikipedia.org/wiki/Dasein).  
   Это то, что укоренено в бытии через «заботу». Но есть и то, что в нём не укоренено. О нём речь ниже. Интересно, что в различных восточных религиях, например в буддизме, одним из требований является избегание любых видов забот (озабоченность входит в  понятие «дуккха» или «духкха», duhkha). 
   Физиология говорит о следующем. Из вышеприведённой цитаты профессора Котляра мы узнаём, что «Ассоциативные изменения тонической активности нейронов предшествуют развитию других условнорефлекторных проявлений и являются необходимым условием формирования любой временной связи». Это «предшествуют» и есть до, прежде, присущее Dasein. Далее: «Специальное внимание было уделено также выяснению участия гипоталамуса в условнорефлекторном процессе в связи с существенным вкладом этой комплексной церебральной структуры в регуляцию как вегетативных функций, так и основных видов поведения - пищевого, полового и оборонительного (Olds, 1973; Linseman, Olds, 1973). Установлено также, что коротколатентный ответ (20 мс и менее) на звук регистрировался до обучения у многих нейронов гипоталамуса. При выработанном условном пищевом рефлексе ответы на сигнальный раздражитель имели скрытый период до 40-80 мс, предшествуя поведенческому ответу, развивающемуся через 80-120 мс после включения сигнального раздражителя. Ответ нейронов в последовательности сочетаний появлялся также раньше поведенческой реакции. Эти данные интерпретируются как доказательство участия гипоталамуса в интеграции информации о свойствах подкрепления для осуществления конечного адаптивного эффекта. Такой вывод основывается главным образом на том, что ответ на условный сигнал возникает в последовательности сочетаний раньше, чем в других областях мозга, включая кору» (Б. И. Котляр, «Пластичность нервной системы», 1986, стр. 85). 
   Как мы видим гипоталамус опережает кору больших полушарий во времени. На основании многих фактов мы можем объединить функционально две структуры ЦНС гипоталамус и ретикулярную формацию в один комплекс, тем более, что: «...И на конец, в гипоталамусе, как указывает ряд авторов (Б. В. Алешин, 1981; Б. В. Алешин, В. И. Губский, 1983 и др.), размещаются клетки ретикулярной формации» (В. Ф. Ананин, 2013).
   Этот комплекс содержит в себе очень важное образование - ядра шва (nuclei raphe), являющихся отделом ретикулярной формации: «Экспериментальные исследования показали, что стимуляция ядер шва оказывает системное влияние на состояние коры большого мозга и опосредует половое поведение, сон, моторную активность, а также протекание таких поведенческих актов, как агрессия, реакция избегания и т. п. Объяснением столь широкой сферы влияний этого отдела ретикулярной формации является, по-видимому, ее принадлежность к серотонинергической системе мозга, в которой наибольший удельный вес принадлежит именно системе ядер шва. Полагают, что серотонинергические терминали могут рассматриваться как экстрасинаптический модулятор, способный контролировать метаболическую активность других систем. Возможно, с этим связаны и специфический характер влияний ядер шва на систему ноцицепции и анальгезирующий эффект их стимуляции... Серотонинергическая природа ядер шва обнаружена к настоящему времени у всех исследованных в этом отношении позвоночных - круглоротых, хрящевых и лучеперых рыб, амфибий и амниот. При этом показано удивительное сходство многих черт организации связей» («Эволюционная морфология нервной системы позвоночных», Андреева Н. Г., Обухов Д. К. Изд. 2-е, доп., изм. М., 1999). Способность улыбаться, то есть проявлять аффект, имела место и при отсутствии больших полушарий головного мозга, в вышеуказанном Бьёрном Меркером примере. Сегодня активность серотонинергических ядер шва прямо увязывается с тимоаналептическим эффектом антидепрессантов. Профессор Мосолов по этому поводу пишет: «Потенцирование серотонинергических структур мозга связывается с основным тимоаналептическим действием антидепрессантов, а норадренергических - с общим активирующим, в том числе психомоторную сферу, действием» (Мосолов С. Н., «Клиническое применение современных антидепрессантов», 1995). 
   В целом, можно применить к гипоталамо-ретикулярному комплексу следующее высказывание Спинозы: «Желание есть самая сущность человека» (Спиноза, Барух, «Этика», 1993). Этому комплексу присуще: воля, желание/хотение, аффект. Он контролирует гладкую мускулатуру и железы внутренней секреции. 
   Но есть очень важное обстоятельство. Двигательные импульсы генерируются ретикулярной системой. Гигантские пирамидные клетки Беца в прецентральной извилине не есть место порождения таких импульсов. Пенфилд называет место генерации так - «Gray matter for bilateral motor control» (рис.1). Функционирует этот механизм следующим образом: «Моторное поле коры является «платформой прибытия и отправления импульсов». Его функция заключается в проведении и возможном преобразовании с помощью вторичных моторных полей потока импульсов определённого характера, которые возникают в центрэнцефалической системе и предназначены для скелетных мышц (Пенфилд, Робертс, 1964, с. 30–31)» (Е. П. Ильин, «Психология воли», 2-е изд., 2009, стр. 89). 
   Вот, что указывает профессор А. Р. Лурия: «...Из этого можно заключить, что сильно развитые в поле 4 проекционные афферентные волокна, приносящие импульсы из подкорковых образований, переключают большую часть поступающих импульсов на гигантские эфферентные пирамиды слоя V. Такая конструкция особенно благоприятствует быстрой «отдаче» на двигательную периферию тела всех сигналов, приходящих в данное место коры из подкорковых уровней центральной нервной системы, так же как и из других отделов коры» (А. Р. Лурия, 1969). 
   Понимание этого механизма есть кардинальный аспект уяснения всей структурно-функциональной организации головного мозга Homo sapiens. Артур Шопенгауэр писал: «...Ведь интеллект узнаёт решения воли только a posteriori и эмпирически, потому, когда ему предстоит выбор, у него нет данных о том, какое решение примет воля» («Мир как воля и представление», М., 1992).
   Двигательные импульсы ретикулярной системы, полученные прецентральной извилиной, отсылаются как свои собственные, как с генерированные de novo. Само получение не фиксируется, не осознаётся. Этот момент важен для понимания, например, синдрома Кандинского-Клерамбо при шизофрении. Известный психолог Н. Н. Ланге указывает следующее: «Никому из нас непосредственно не понятно, как собственно происходят наши волевые действия — движения. Мы чувствуем мотивы к действию, затем ощущаем само действие, но переход между ними остается вне сознания («Элементы воли», 1890)» (Е. П. Ильин, «Психология воли», 2009, стр. 90).
 
DocDalgatovДата: Вторник, 21 Января 14, 14:00:42 | Сообщение # 3
Администратор
Группа: Администратор
Сообщений: 465
Репутация: 4
Статус: Не в сети
Соответственно, положение о том, что древний ретикулоспинальный тракт, потерял функцию передачи генерируемых ретикулярной формацией двигательных импульсов и она перешла к пирамидному тракту не может быть признано. Вопрос открыт, так как очень сложен. Профессор Антонен, специалист в этой области, пишет: «Считается, что корково-спинномозговой тракт служит проводником произвольных моторных команд. Однако явное преобладание активации флексорной мускулатуры и торможение экстензоров, наличие посредников в виде интернейронного аппарата при передаче импульса на мотонейрон, а также почти полное отсутствие быстропроводящих толстых миелинизированных волокон заставляют предположить, что корково-спинномозговой тракт не является единственным проводником произвольного движения. Это подтверждается также и тем, что только 40% волокон корково-спинномозгового тракта берут начало в классической моторной области – в 4-м поле Бродмана. Остальные волокна берут начало во вторичной моторной области - задние отделы верхней и средней лобной извилин (поля 6 и 8 Бродмана). Более того, изолированное пересечение кортикоспинального тракта, возможное только в эксперименте на животных, показало отсутствие спастичности и повышения сухожильных рефлексов, что обычно наблюдается в клинических условиях, и даже снижение мышечного тонуса. Это позволило создать представление о тонизирующем действии кортикоспинального тракта на спинальные мотонейроны. В то же время значение корково-спинномозгового тракта в выполнении тонких движений кисти не подвергается сомнению» (Е. Г. Антонен, «Спинной мозг. Анатомо-физиологические аспекты», 2001). Важное замечание: «При изолированном поражении кортикоспинального тракта произвольные движения, за исключением тонких движений кисти, не страдают за счет сохранности руброспинального тракта. При поражении кортико-рубральных волокон появляются нарушения движений лучезапястного сустава» (Антонен Е. Г., 2001). Ещё цитата из работы профессора Елены Антонен: «С другой стороны, экспериментальное прерывание пирамидного тракта у животных не вызывает расстройства произвольной двигательной активности, что известно еще из работ Ч. Шеррингтона. Представление о разделении понятий пирамидной и экстрапирамидной систем в настоящее время подвергнуто пересмотру, и в мировой литературе от него постепенно отказываются» (Антонен Е. Г., 2001). Есть и такое утверждение: «Пирамидные и рубро-спинальные сигналы могут конвергировать к одним и тем же вставочным нейронам (переключателям) и поступать к мотонейронам в интегрированной форме» («Биологический энциклопедический словарь.», М., 1986). В примере Бьёрна Меркера девочка улыбалась (и видимо производила другие движения) в отсутствии мозговой ткани выше таламуса, сам же таламус был не функционален. Можно указать и на то, что при помощи полиграфа («детектор лжи») пытаются выявить реакции именно этого первичнобытующего комплекса, который «не лжёт». Комплекс может быть назван первичнобытующим дорефлексивным Эго.

Часть II. Альтер-эго или актуальное Я

Особенностью Homo sapiens является сильно развитая фронтальная доля мозга (Lobus frontalis cerebrum). О ней и о том, седалищем чего она возможно является, пойдёт речь далее. Наиболее поздним приобретением эволюции Homo sapiens являются третичные отделы лобной коры. Это, как мы знаем, итог филогенеза. Профессор Лурия пишет следующее: «Уже у человекообразных обезьян в последней (лобной коре, уточнение моё, Д.Г.) выделяются почти все те поля, что и у человека; однако лишь у человека достигает своего завершения качественная дифференцировка структуры этих полей и устанавливаются их окончательные топографические соотношения» (А. Р. Лурия, 1969), далее: «Лобная область коры головного мозга, занимающая у человека до 1/4 всей массы коры, представляет собой наряду с нижнетеменной областью самое сложное и исторически самое новое образование больших полушарий. Она обладает очень тонким строением, созревает позднее остальных отделов и имеет весьма богатые и многообразные системы связей» (там же).
То, что третичные отделы лобной коры созревают позднее всего, мы можем сказать и об онтогенезе Homo sapiens. «Наиболее поздно созревают зоны перекрытия анализаторов и формации лобной области; это наблюдается только на протяжении первых лет жизни ребенка. Связи этих корковых территорий также наиболее поздно завершают цикл своего развития» (А. Р. Лурия, 1969). Выделенное жирным шрифтом является важным для патогенеза шизофрении, указываемого ниже.
Эти третичные отделы лобной коры являются структурным субстратом для некой особой функциональной системы, они её седалище. Имя ей - Я. Это то, что говорит о себе: «Я». Это самосознание произносящее (при помощи центра Брока) местоимение Я. Достаточно хорошее описание: «Самосознание не изначальная данность, присущая человеку, а продукт развития. Однако, зачаток сознания тождественности появляется уже у младенца, когда он начинает различать ощущения, вызванные внешними предметами, и ощущения, вызванные собственным телом, сознание «Я» - примерно с трех лет, когда ребенок начинает правильно употреблять личные местоимения» (http://ru.wikipedia.org/wiki/Самосознание).
Всё это развитие и структурное и функциональное необходимо для следующего. Во-первых, фронтальная кора источник активного внимания и в ней расположен произвольный центр движения глаз (8-е цитоархитектоническое поле Бродмана), который находится в задних отделах верхней и средней лобных извилин (непроизвольный находится ниже: верхние бугорки четверохолмия, вестибулярные ядра ствола мозга, стволовые центры горизонтальных и вертикальных движений глаз - центр горизонтальных движений глаз, т. е. нейроны ретикулярной формации (парамедианной ретикулярной формации моста) вблизи от ядра отводящего нерва, центр вертикальных движений глаз, т. е. нейроны ретикулярной формации среднего мозга). Уже на примере функционирования вышеуказанных двух центров может быть выявлен характер взаимодействия первичнобытующего Эго и актуального Я. Куда бы не был произвольно направлен взор фронтальным центром движения глаз, в случае неожиданного раздражителя, вызывающего всегда ориентировочную реакцию, контроль над движением глаз будет немедленно передан нижележащим отделам мозга, управляемым ретикулярной формацией и взор сразу же будет переведён на раздражитель.
Профессор Лурия пишет: «Поэтому исследователям лобных долей мозга животного не оставалось ничего, кроме попыток выразить возникший дефект в терминах современной им субъективной психологии, трактуя лобные доли как орган «абстрактного мышления» (Гитциг, 1874), «активного внимания» (Феррьер, 1876), «апперцепции» (Вундт, 1873, 1874), возвращаясь тем самым к еще ранее сформулированным положениям о том, что лобные доли являются субстратом «регулирующего разума», «верховным органом головного мозга» (Грациоле, 1861)» (Лурия, 1969).
В отличии от пассивного внимания, источником которого является первичнобытующее Эго (гипоталамо-ретикулярный комплекс, являющийся, кроме того, субстратом рефлекса слежения глаз).
Во-вторых, в процессе онтогенеза должно возникнуть: «Сознание своего собственного «Я» как активного, деятельного начала» (В. С. Мерлин, «Очерк психологии личности», 1959). Один из компонентов самосознания по В. С. Мерлину. Важность этого обозначит себя при объяснении патогенеза шизофрении. Для большего прояснения феномена актуального Я (Альтер-эго) интересен факт его функционального «исчезновения». Речь о методах психологической «деактуализации» самосознания Я, основанных на «выключении» контроля со стороны лобного полюса (некая деперсонализация). Достигается это путём прекращения, вышеуказанных, основных функций фронтальной коры - 1. Активного внимания 2. Участия в произвольных движениях. Кроме того, в этом принимает участие сам процесс медитации, то есть произвольное прекращение ассоциативного процесса. Одно из определений медитации: «...трансовая медитация (самадхи) - сосредоточенность внимания, приводящая к утрате чувства Я» («Краткий психологический словарь», М., 1985, стр. 136). Ещё одно определение: «Самадхи (samadhi, «целостность, объединение; осуществление, завершение; собранность») — в индуистской и буддийской медитативных практиках — состояние, при котором исчезает сама идея собственной индивидуальности (но не сознание) и возникает единство воспринимающего и воспринимаемого» (http://ru.wikipedia.org/wiki/Самадхи).
Весьма важное замечание. Единство воспринимающего и воспринимаемого возникает уже после исчезновения идеи «Я». Этот феномен суть отключение функции активного внимания, являющейся функцией фронтальной коры и «слияние» пассивного внимания гипоталамо-ретикулярного комплекса с воспринимаемым объективным окружением. Оно присутствует всегда. Активность фронтальной коры не позволяет проявляться слитности. Объединённость гипоталамо-ретикулярного комплекса с объектом (окружающий мир), невозможность их разъединения (что идеально описано Шопенгауэром) позволяет его выделить как  п е р в и ч н о б ы т у ю щ е г о. Субъект Шопенгауэра, как и «ego-center» Меркера не есть источник рефлексивного cogito, имеющего отношение к фронтальной коре и к разуму, то есть к рефлексии. Субъект Шопенгауэра это субъект рассудка, в первую очередь, не разума, цитата: «... да и у него рассудок сам по себе не разумен» или «Этот переход к причине не есть умозаключение в абстрактных понятиях, совершается он не посредством рефлексии, не по произволу, а непосредственно, необходимо и правильно. Это способ познания чистого рассудка, без которого никогда не было бы созерцания...» (Шопенгауэр, «Мир как воля и представление»).
Первичный гнозис или дорефлексивное cogito (Рене Декарт: «Вещь мыслящая, что же это значит? Вещь сомневающаяся, осознающая (intellegens), утверждающая, отрицающая, желающая и не желающая, а также — воображающая (imaginans) и чувствующая», (Декарт Р., Размышления о первой философии., Размышление второе), «желающая и не желающая...чувствующая» - эти атрибуты уже делают понятие cogito шире отправлений одного лишь рефлексирующего интеллекта) гипоталамо-ретикулярного комплекса основа его первичного бытования/экзистенции, это, как я указывал, Dasein Хайдеггера (рассмотрение различия между рассудком и разумом не входит в цели написания данной статьи, укажу лишь, что субъект у Канта и Шопенгауэра есть понятие более широкое, нежели понятие «еgo-center» Бьёрна Меркера, которое ближе к понятию Dasein Хайдеггера; аналогичные конструкты есть и у других философов). При первичном гнозисе задействован первый полноценный ассоциативный центр - четверохолмие среднего мозга. Картезианское рефлексивное cogito прерогатива фронтальной коры больших полушарий, задействованной гипоталамо-ретикулярной системой, как орудие познания, как инструмент, по сути, вторичного гнозиса. Резкое снижение гнозиса и праксиса со стороны фронтальной коры приводит к ощущению его утраты при медитации. Многие мистики, практиковавшие медитацию, описывали феномен утраты «ощущения Я». Он имеет место быть в практиках суфизма, буддизма, индуизма, даосизма, дзен и т. д. В нео-санньясе Ошо стремятся к этому же. Как пишет Ошо к состоянию «не-ума».
Это всё проявления, в общем, нормы. А вот патология, речь о шизофрении: «Граница между Я и другими личностями и даже предметами и отвлечёнными понятиями может стушеваться; больной может отождествлять себя не только с любым другим лицом, но и со стулом, с палкой» (Блёйлер Э., «Руководство по психиатрии», 1993, стр. 322).
Ещё одно интересное наблюдение: «Большое число случаев поражения лобных долей, происшедших главным образом в результате огнестрельных ранений головы, были изучены американским нейрофизиологом Гансом-Лукасом Теубером в Массачусетском технологическом институте. Он обнаружил, что многие поражения лобных долей мозга не оказывают почти никакого видимого воздействия на поведение человека. Однако при грубом их разрушении «пациент не полностью лишен способности предвидеть ход событий, но не может представить себя в качестве их потенциального участника» (Карл Саган, «Драконы Эдема. Рассуждения об эволюции человеческого разума», СПб, 2004).

Возможность Homo sapiens произнести местоимение Я опосредуется наличием третичных лобных полей (с центром Брока). Ни один высший примат сделать этого не в состоянии. Профессор Лурия отмечает следующее:
«Префронтальные отделы коры головного мозга формируются лишь на поздних этапах филогенеза. Они начинают дифференцироваться на отдельные поля лишь у низших обезьян, получают свое значительное развитие у приматов, однако только у человека конвекситальные отделы коры префронтальной области приобретают достаточно дифференцированное строение и в них выделяется ряд новых полей, не имевшихся даже на самых последних этапах эволюции животных. Достаточно сравнить цитоархитектонические карты коры головного мозга грызунов, низших и высших обезьян и человека, чтобы видеть тот большой путь, который проделала эволюция лобных долей мозга, некоторые отделы которых с полным основанием могут считаться специфически человеческими отделами мозговой коры» (Лурия, 1969).
Хочу отметить, что всё человеческое, вся цивилизация, культура, нравственность/мораль связаны с этим функциональным образованием, именуемым Я (фронтальная кора подавляя произвольно и непроизвольно, т. е. субординационно, половые центры гипоталамуса создаёт предпосылки к появлению первого табу, табу на инцест). У Канта практический разум носитель абсолютного долга и всяческой добродетели. Блёйлер определяет его как комплекс энграмм. В онтогенезе при правильном развитии, примерно к 3-м годам, ребёнок сможет на основании сложившейся структуры третичных полей фронтальной коры и опираясь на научение выделить себя и назвать местоимением Я. И осознать себя «деятельным началом». Возникнет самосознание.
Как возникает представление о деятельном начале? Для понимания этого необходимо обратиться к представлению о «Gray matter for bilateral motor control» в центрэнцефалической системе Пенфилда:

рис.1 CMA JOURNAL/JUNE 18, 1977/VOL. 116, page 1372
 
DocDalgatovДата: Вторник, 21 Января 14, 14:01:44 | Сообщение # 4
Администратор
Группа: Администратор
Сообщений: 465
Репутация: 4
Статус: Не в сети
Во-первых, мы видим что «дальнейшее развитие и совершенствование всей сферы так называемых произвольных, направленных во внешний мир актов, было связано с формированием третичных полей собственно лобной области», из чего мы понимаем, что главное о чём идёт речь, это  с о в е р ш е н с т в о в а н и е. То есть, о генерации двигательных импульсов de novo мы говорить не можем, этот вопрос разбирался выше. Во-вторых, обозначены двусторонние связи фронтальной коры и подкорковых образований, нас интересующие. Мы можем сделать предположение, что гигантские пирамидные клетки Беца осуществляют лишь тормозное воздействие, на что может указывать клиника спастического паралича. Профессор Антонен пишет о «наличии посредников в виде интернейронного аппарата при передаче импульса на мотонейрон» (есть и противоречащие этому данные - Косицкий Г. И., 1985) и это указывает на неоднозначность функций клеток Беца.
Каким образом происходило «совершенствование сферы произвольных актов»? Это имело место с появлением мощного аппарата тормозных гамкергических интернейронов фронтальной коры головного мозга (GABAergic interneurons): «Морфологически различают несколько типов ГАМК-интернейронов, образующих синапсы на разных частях пирамидных нейронов: корзинчатые клетки (PV) формируют аксоны на теле пирамидных нейронов, bitufted-клетки («с двумя пучками») (СR) и горизонтальные клетки – на дистальных дендритах, а клетки-канделябры (PV) – на холмике аксона. Разные типы нейронов имеют различное происхождение в онтогенезе, различные мембранные свойства, синаптические мишени, а также эффект ГАМК-опосредованной нейротрансмиссии: корзинчатые клетки оказывают всегда ингибирующее влияние, в то время как клетки-канделябры в определенных условиях могут быть возбуждающими. Данный эффект объясняется разным распределением транспортеров ионов хлора на постсинаптической мембране в онтогенезе. Традиционно, PV-содержащие клетки-канделябры считаются мощными ингибиторами пирамидных клеток коры, обладающими своеобразным «правом вето», поскольку образуют синаптические входы на аксональном холмике пирамидного нейрона, т. е. в непосредственной близости от сайта генерации потенциала действия», далее: «Клетки-канделябры обладают уникальными электрофизиологическими особенностями, которые позволяют им играть ключевую роль в контроле активности префронтальной коры головного мозга, а, следовательно, и процессов высшей нервной деятельности. Клетки-канделябры и пирамидные клетки имеют общие возбуждающие проекции в средних слоях коры, в том числе от коллатералей аксонов близлежащих пирамидных клеток, а также от медиодорсальных ядер таламуса; при этом возбуждающие импульсы приходят к ним практически одновременно, что позволяет осуществлять «опережающее ингибирование» пирамидных нейронов [28]. Кроме того, благодаря сильно ветвящимся аксонам, клетки-канделябры способны координировать и синхронизировать активность огромных популяций пирамидных нейронов коры. Взаимодействие между пирамидными и ГАМКергическими нейронами генерирует сеть осцилляторной электрической активности коры головного мозга в виде тета-, гаммаосцилляций и быстрых волн, что позволяет интегрировать паттерны возбуждения различной модальной природы и «кодировать» специфическую информацию в виде отдельных когнитивных перцептов [30]» («ДЕФИЦИТ ИНГИБИТОРНЫХ СИСТЕМ ГОЛОВНОГО МОЗГА В РАМКАХ СОВРЕМЕННЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПАТОГЕНЕЗЕ ШИЗОФРЕНИИ», А. Н. Нестерович, В. В. Голубович, А. П. Гелда, Журнал «Военная медицина» 2013, № 2).
В силу каких внутренних факторов (диалектика требует, чтобы основным движущим фактором был внутренний, а не внешний, вроде среды обитания, «в этом единстве внутреннее не равнозначно внешнему: развитие сложноорганизованной системы есть прежде всего самодвижение - основные его импульсы заключены во внутренних противоположных, тенденциях, их взаимодействии...», «преувеличение внешних противоречий в развитии, их противопоставление внутренним, недооценка внутренних есть механистическая односторонность (эктогенез)...», «источником развития являются внутренние и внешние противоречия системы при ведущей роли в формировании качественной основы системы внутренних противоречий», см. П. В. Алексеев, А. В. Панин, М., «Философия», 2000) могла таким образом развиваться фронтальная кора? Одним из основных, имеющих отношение к построению архитектоники коры, факторов является гликопротеин рилин (reelin). Слово доктору Энн Батлер (Ann B. Butler, Ph.D, Professor Emeritus): «Черепахи (turtles, речь о пресмыкающихся, Д.Г.) имеют заметно меньшее число рилин-позитивных клеток, поэтому происхождение млекопитающих может быть охарактеризовано большим увеличением числа рилин-положительных клеток Кахаля-Ретциуса» («Whence and whither cortex?» Ann B. Butler, PMID: 10465725, 1999 Aug;22(8):332-4). Кроме того, имеется и такое замечание: «Экспрессия генов, кодирующих Reelin и DAB1 в процессе развития кортикальных структур у пресмыкающихся, птиц и млекопитающих коррелирует с характером архитектоники...Таким образом, путь усиления экспрессии генов кодирующих рилин сыграл ключевую роль в эволюции корковой архитектоники при происхождении млекопитающих и чешуйчатых» («The evolution of cortical development. An hypothesis based on the role of the Reelin signaling pathway», Isabelle Bar, Catherine Lambert de Rouvroit and Andre M Goffinet, Trends in Neurosciences, Volume 23, Issue 12, 633-638, 1 December 2000).
Каким образом рилин и сопутствующие факторы «вмешиваются» в отправления фронтальной коры? Для понимания функционирования мозга в норме мы прибегнем к выяснению процессов, происходящих при патологии: «Второй значимой субпопуляцией ГАМК-интернейронов, задействующей иной патогенетический механизм, являются горизонтальные и bitufted-клетки, синтезирующие и секретирующие рилин. Следствием их дисфункции является снижение плотности и пластичности шипиков дендритов коры головного мозга, а также специфичные для шизофрении нарушения процесса адекватной дифференцировки и позиционирования нейронов в раннем онтогенезе» ( А. Н. Нестерович, В. В. Голубович, А. П. Гелда, 2013). Ещё о функции рилина: «Синтезируясь ГАМКергическими нейронами коры, он (рилин, добавление моё, Д.Г.) является высокоаффинным (в пикомолярных концентрациях) лигандом некоторых рецепторов (в том числе белка интегрина), запускающего каскад реакций, обеспечивающих образование связей между нейронами (преимущественно между пирамидальными нейронами и ГАМКергическими интернейронами коры) и миграцию нейронов из пролиферативной зоны в глубь мозга при кортикогенезе (формирование нейрональной сети индивида) как в эмбриональном периоде (основной этап), так и в последующей жизни [23, 30, 100]» («Роль процессов метилирования в этиологии и патогенезе шизофрении», А. В. Наумов, Ю. Е. Разводовский, ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 8, 2009).
Необходимо обратить внимание на следующее: «запускающего каскад реакций, обеспечивающих образование связей между нейронами (преимущественно между пирамидальными нейронами и ГАМКергическими интернейронами коры)». Влияние рилина и других нейротрофических факторов на установление связей между нейронами и необходимость осуществлять этот процесс постоянно и есть главное в интересующем нас вопросе.
Падение выработки рилина («гиперметилирование ДНК и сопутствующее этому ремоделирование хроматина могут быть ключевым событием эпигенетического подавления экспрессии рилина и GAD67 в ГАМКергических нейронах коры мозга больных шизофренией», А. В. Наумов, Ю. Е. Разводовский, 2009 - это утверждение основано на эпигенетической гипотезе патогенеза шизофрении Грейсон, Гвидотти, Коста 2008 года) приведёт к эффекту «сепарации» (выраженной в разной степени) фронтальной коры от других отделов мозга, деэволютивной сепарации.
Право утверждать это даёт, в том числе, и клиника «лобного синдрома» (Frontal Lobe Syndrome ICD-10 Version:2010, F 07.0 - Organic personality disorder). Приведу только два примера из массы возможных. Шизофреническая неопрятность, но это «лобный синдром»: «Если нарушение целенаправленного поведения при относительно нерезких формах «лобного синдрома» принимает столь  отчетливые формы, то особенно грубо выраженным оно оказывается при массивных поражениях лобных долей, например, при опухолях этой области, протекающих на фоне общемозговой симптоматики... Такие больные обычно проявляют наиболее грубые формы инактивности; они не обращаются ни с какими просьбами и не выполняют никаких активных действий. Они бывают неопрятны в постели. Даже, испытывая голод или жажду, они не делают никаких активных попыток, чтобы взять пищу или питье, стоящие на их столике» (Лурия, 1969). Это же у Блёйлера и речь о шизофрении: «Они не реагируют на плохое обращение; предоставленные самим себе они ложатся в промокшую и промёрзшую постель, не обращают внимания на голод и жажду. Необходимо всё им доставлять и устраивать. Даже по отношению к собственным идеям они проявляют поразительное спокойствие» (Блёйлер, 1920).
Почему использование понятия «деэволютивный» видится более обоснованным? Потому, что путь эволюционного развития (evolution pathway) при шизофрении как бы «проходится» в обратном направлении. Понятие «дегенеративный» обладает меньшей широтой. Дендритное дерево, образуемое гамкергическими интернейронами (GABAergic interneurons) третичных полей лобной коры, вследствие вышеуказанного снижения выработки рилина, теряет «густоту плетения», доктор Энн Батлер (AnnB. Butler, 2008) описывает его как «обширные и плотные дендриты с шипиками с широкими взаимосвязями, а так же межрегиональными связями» («extensive and densely spiny dendrites, with extensive interconnectedness as well as inter-regional connections» ). Рисунок такого гамкергического интернейрона приведён ниже (рис. 2). Что в первую очередь оно «оплетает»? На вышеуказанном рисунке мы видим восходящие пунктирные проекции от «Gray matter», которые сменяются нисходящими сплошными. Эти нисходящие проекции есть первая «целевая группа» для гамкергических интернейронов. Можно допустить, что вмешательство лишь тормозное (GABAergic, хотя клетки-канделябры могут генерировать и возбуждающий импульс). Сам импульс отсылается ретикулярной формацией ствола мозга («an upper brainstem system»).
Взаимоотношения фронтальной коры и ретикулярной формации описываются так: «С другой стороны, лобные доли мозга имеют наиболее тесные связи с ретикулярной формацией, получая от нее постоянные импульсы и направляя к ней кортикофугальные разряды, что делает их важным органом регуляции активных состояний организма» (Лурия, 1969).
Что обосновывается этими рассуждениями? Ф е н о м е н о л о г и я   ш и з о ф р е н и и (в первую очередь, простая форма - schizophrenia simplex). Достигаемое структурно и функционально, примерно к 3-м годам онтогенеза, «сознание своего собственного Я, как активного, деятельного начала» (В. С. Мерлин) при шизофрении может подвергнуться «обратному развитию». Это один из ключевых феноменов шизофрении - ч у в с т в о  и з м е н ё н н о г о  Я  и далее возникающее чувство потери контроля над ассоциативным процессом, а так же над произвольными действиями. Блёйлер, введший фактически в употребление понятие шизофрении, писал: «Вследствие потери чувства активности и неспособности управлять мыслями, шизофреническое Я часто лишается существенных составных частей» (Блёйлер, 1920, репринт 1993). Далее: «Обычно с приливом мыслей связано неприятное чувство напряжения. Чувство активности может отсутствовать, что-то «думает» в больном, или же мысли ему навязываются» (там же). Разобщение фронтального Альтер-эго и первичнобытующего Эго гипоталамо-ретикулярной системы: «Характернее всего однако внутренний раскол воли. Больные одновременно хотят противоположных вещей, или, когда они хотят что-либо сделать, появляется встречный импульс, или же новый импульс идёт в разрез; субъективно воля кажется несвободной. Больным кажется, что они думают и поступают под влиянием посторонних людей или сил (гипнотизирование, навязчивые действия, автоматические действия, автоматизм по приказанию и т. п.)» (там же).
Разобщение и резкое снижение активного внимания фронтальной коры и сохранение пассивного внимания гипоталамо-ретикулярной системой: «Активное внимание ввиду отсутствия интересов естественно подолгу бывает очень слабым. Тем более поразительно, что пассивное внимание не только не расстроено, но по-видимому лучше работает, чем нормально. Больные могут быть как угодно заняты внешне или внутренне и в тоже время отлично регистрируют всё, что происходит вокруг них, и могут воспроизвести всё, что восприняли» (Блёйлер, 1920). Разобщение фронтальной коры и гипоталамо-ретикулярной системы, отмеченное Эмилем Крепелином: «В высшей степени интересным сопутствующим раннему слабоумию явлением является, не раз отмеченная Bitke, потеря постоянных лёгких колебаний размера зрачка, так называемой «игры зрачков», видимой лишь через сильное увеличительное стекло, кроме того, отсутствие расширения зрачка при страхе и боли, как и при умственной работе. Часто также будто бы отсутствуют плетизмографические колебания объёма руки под действием холода и боли. Можно предположить, что эти свойства, которые при случае могут приобрести большое диагностическое значение, находятся в определённом отношении к эмоциональному отупению больного» (Эмиль Крепелин, «Введение в психиатрическую клинику», стр. 43). Напомню, сфинктер зрачка контролируется автономной нервной системой, центральным органом которой является ретикулярная формация.
Кроме того, напомню, что падение выработки рилина, а так же GAD67 (глутаматдекарбоксилаза, фермент необходимый для синтеза гамма-аминомасляной кислоты - ГАМК, основного тормозного медиатора верхних отделов мозга), есть следствие гиперметилирования промоторов этих генов, в соответствии с эпигенетической гипотезой Грейсон, Гвидотти, Коста (Dennis R. Grayson, Alessandro Guidotti, and Erminio Costa, «An Epigenetic Hypothesis for Schizophrenia Pathophysiology» 2008).

Так как, предположительно, произвольные импульсы генерируются в ретикулярных структурах ствола мозга, работа гамк-ергических интернейронов есть единственный способ вмешательства фронтальной коры (седалище актуального Я) в отправления воли. Поступление импульсов из ретикулярной формации не фиксируется, к произвольной мускулатуре (т. е., к мотонейронам спинного мозга и ядрам черепных нервов) передней центральной извилиной они отсылаются как свои (иллюзия свободы воли). Образное выражение Бенедикта Спинозы: «Если бы камень, взлетевший в воздух от толчка, обладал сознанием, он думал бы, что летит по собственной воле» (Шопенгауэр, «Мир как воля и представление»).
 
DocDalgatovДата: Вторник, 21 Января 14, 14:02:02 | Сообщение # 5
Администратор
Группа: Администратор
Сообщений: 465
Репутация: 4
Статус: Не в сети
 
рис.2
Curr Opin Neurobiol. 2004 Dec;14(6):685-92.
Tepper JMBolam JP
 
 Functional diversity and specificity of neostriatal interneurons. PMID: 15582369 [PubMed - indexed for MEDLINE]
 
 
    Предпринимались ли попытки сравнения двух патологий, а именно шизофрении и «лобного синдрома» ранее? Да, безусловно. Уже у классиков немецкой психиатрической школы мы встречаем это: «Грубые очаговые поражения мозга могут иногда долгое время симулировать шизофреническую картину» (Блёйлер, 1993). Из недавних публикаций, например: «Frontal dementia or dementia praecox? A case report of a psychotic disorder with a severe decline» (Encephale. 2003 Mar-Apr;29(2):172-80, Vanderzeypen F, Bier JC, Genevrois C, Mendlewicz J, Lotstra F., PMID: 14567169). Вывод в этой статье делается следующий: «Установление дифференциального диагноза между шизофренией и FTLD (Frontotemporal lobar degeneration (атрофия лобных и височных долей мозга), синоним FTD -  Frontotemporal dementia) является затруднительным. Шизофрения представляет собой гетерогенное заболевание с большим разнообразием когнитивных дисфункций. Нейрокогнитивные методы исследования могут помочь в углублении наших знаний о шизофрении». Можно указать на ещё одну работу по данной тематике - «Hypofrontality and negative symptoms in schizophrenia: synthesis of anatomic and neuropsychological knowledge and ecological perspectives» (Encephale. 2001 Sep-Oct;27(5):405-15, Semkovska M, Bedard MA, Stip E., PMID: 11760690). Авторы, по сути, прямо указывают на сходство: «Основываясь на обзоре ста работ, в настоящей статье анализируется анатомические и нейропсихологические доказательства нарушенного функционирования лобной доли у пациентов с отрицательными симптомов шизофрении. Феноменологическое сходство некоторых симптомов шизофрении с клиническими особенностями пациентов с травмой префронтальной области коры привело нас к гипотезе о вероятном повреждении лобной доли при шизофрении». Далее указывается на некоторые исследования при которых наблюдалось уменьшение объёмов префронтальной коры у больных шизофренией («while others observing reduced prefrontal volumes in schizophrenia».). Есть указание на снижение кровотока в фронтальной доле мозга относительно общей церебральной перфузии («The functional neuroimaging demonstrated a reduced frontal blood flow relative to the general cerebral perfusion in patients with schizophrenia».). В тоже время авторы статьи подчёркивают, что: «Даже при том, что вся литература об исследованиях с применением методов нейровизуализации предоставляет достаточные доказательства  нарушений функций фронтальной коры при шизофрении, средняя величина разности между пациентами и здоровыми является недостаточной для защиты гипотезы о дисфункции лобной доли...». Далее указывается, что дисфункция лобной доли есть лишь один из синдромов при шизофрении («only a sub-syndrome of schizophrenia»). Хотелось бы обратить внимание на следующее утверждение: «Лиддл (Liddle) назвал негативный синдром при шизофрении «психомоторным обеднением» («psychomotor poverty») и связал его с нарушением нейронных проекций идущих от дорсальной префронтальной коры в таламус через стриатум, то есть связей, участвующих в инициации психической активности». С гипотезой, доказываемой в этой статье, это утверждение расходится полностью. Можно предположить, что дорсальная префронтальная кора не учавствует в «инициации психической активности», и что это происходит в «Gray matter» мозгового ствола, по утверждению Пенфилда. Хотелось бы процитировать буквально следующее заключение авторов вышеуказанной статьи: «...Наконец, исследователи предпринимают недостаточно усилий для разработки теоретических концепций этиологии негативных симптомов шизофрении, несмотря на растущее число доказательств их сходства с синдромом (дорсолатеральной) лобной доли» («Finally, researchers make little effort to develop theoretical conceptualisations of the aetiology of negative schizophrenic symptoms, despite the growing body of evidence on its resemblance to the dorsolateral frontal lobe syndrome»). Именно эту цель, в том числе, преследовало написание этой статьи. В конце статьи слово Артуру Шопенгауэру: «Замечательно и даже изумительно, как человек наряду со своей жизнью in concreto всегда ведёт ещё другую жизнь - in abstracto. В первой он отдан на произвол всех бурь действительности и влиянию настоящего; он обречён на искание, страдание, смерть, как и животное. Но его жизнь in abstracto, как она предстаёт его разумному сознанию, это - тихое отражение первой и мира, в котором он живёт... Здесь, в сфере спокойного размышления, кажется ему холодным, бесцветным и чуждым текущему мгновению то, что там совершенно владеет им и сильно волнует его: здесь он - только зритель и наблюдатель. Удаляясь в область рефлексии, он походит на актёра, который, сыграв свою сцену, до нового выхода занимает место среди зрителей и оттуда спокойно смотрит на всё, чтобы ни происходило в пьесе, даже на приготовление к его собственной смерти; но в известный момент он возвращается на подмостки и действует, и страдает, как и полагается ему. Из этой двойной жизни вытекает то столь отличное от животной действительности человеческое спокойствие, с каким однажды продумав что-то, приняв решение или познав необходимость, люди хладнокровно переносят или совершают самое важное, часто самое страшное для них: самоубийство, казнь, поединок, поступки, совершаемые с риском для жизни, и вообще такие вещи, против которых возмущается вся их животная природа» (Артур Шопенгауэр, «Мир как воля и представление»).
 
KirillДата: Пятница, 31 Января 14, 22:40:10 | Сообщение # 6
Общительный
Группа: Пользователи
Сообщений: 64
Репутация: 5
Статус: Не в сети
Рад за вас, что ваши статьи начали публиковаться в научных журналах! smile Была какая-либо конструктивная критика?
 
DocDalgatovДата: Суббота, 01 Февраля 14, 08:53:23 | Сообщение # 7
Администратор
Группа: Администратор
Сообщений: 465
Репутация: 4
Статус: Не в сети
Спасибо на добром слове, Kirill! Веду переговоры с издательством. "We would also kindly ask you to send us your complete manuscript as one PDF by simply replying to this e-mail". Работы очень много и ей надо выделять время. Если справлюсь, вот тогда начнётся "движение", тогда будет "им не отвертеться" smile , начиная с главного психиатра Минздрава РФ, господина профессора, Зураба Ильича Кекелидзе, о научной позиции которого по животрепещущим вопросам теоретической психиатрии мне ничего неизвестно. Не могу сказать, что шучу... ))

http://ru.wikipedia.org/wiki/Кекелидзе,_Зураб_Ильич
 
DocDalgatovДата: Четверг, 05 Февраля 15, 21:15:55 | Сообщение # 8
Администратор
Группа: Администратор
Сообщений: 465
Репутация: 4
Статус: Не в сети
Ещё один кейс. www.ncbi.nlm.nih.gov
Psychiatr Prax. 2003 May;30 Suppl 2:S78-82.
[A case of schizophreniform disorder in frontotemporal dementia (FTD)].
[Article in German]
Reischle E, Sturm K, Schuierer G, Ibach B.
PMID: 14509045 [PubMed - indexed for MEDLINE]
Abstract

The concept of frontotemporal lobar degeneration comprises a heterogenous group of cortical dementias, including frontotemporal dementia, as the major clinical variant. Because of their highly variable clinical presentation, to establish the diagnosis of frontotemporal dementia could be a diagnostic challenge for the clinician. Here we report a 53 years old caucasian male patient who was admitted for hospitalization due to acute severe schizophrenia-like symptoms. The leading symptomatology comprised acoustic and bizarre optical hallucinations with euphoria and self-overestimation. Remission of the psychotic symptoms demasked the clinical picture of a rapidly progressive frontotemporal dementia with marked apathy, indifference, emotional blunting, loss of insight, change of personality and typical cognitive impairment. The diagnosis was supported by the results of cerebral MRI and FDG-18 PET. This first clinical manifestation of a schizophrenia-like syndrome in the 6th life decade implicates frontotemporal dementia as an important differential diagnosis of schizophrenic disorders in late life. In addition of basically thinking about frontotemporal dementia, a detailed medical history, cognitive testing, neuroimaging and eventually the evaluation of the further disease course are necessary to establish a diagnosis of frontotemporal dementia.

Понятие лобно-височной долевой дегенерации содержит в себе гетерогенную группу заболеваний, корковых деменций, в том числе, лобно-височную деменцию, в качестве основного клинического варианта. В связи с высокой вариабельностью их клинической картины, установление диагноза лобно-височной деменции может быть "диагностическим вызовом" для врача. В своём сообщении мы приводим случай пациента, белого мужчины 53 лет, который был направлен на госпитализацию в связи с острыми, выраженными шизофреноподобными симптомами. Ведущая симптоматика включала слуховые и причудливые зрительные галлюцинации с эйфорией и изменённым восприятием себя. Ремиссия психотических симптомов выявила клиническую картину быстро прогрессирующей лобно-височной деменции с выраженной апатией, безразличием, эмоциональной тупостью, снижением интеллекта, изменением личности и типичными когнитивными нарушениями. Диагноз был подтверждён результатами МРТ и ПЭТ мозга. Такая клиническая манифестация шизофреноподобного синдрома на шестом десятке жизни предполагает лобно-височную деменцию в качестве важного дифференциального диагноза в отношении расстройств шизофренического спектра в поздний период жизни. Для установления диагноза, в дополнение к основным предположениям о лобно-височной деменции, необходима подробная история болезни, результаты когнитивных тестов, нейровизуализации и в конечном итоге оценка дальнейшего течения заболевания (перевод мой).

Это же сообщение под другим названием: Frontotemporal Dementia Presenting as Acute Late Onset Schizophrenia www.ncbi.nlm.nih.gov
 
Форум » Форум: психиатрия » Теория психиатрии » Некоторые структурно-функциональные особенности психики Homo (и их влияние на патогенез schizophrenia simplex)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: